-=Dru=-
Мы не подходим друг другу... Я - скорпион, а ты идиот!
Ранее публиковалось на другом ресурсе и под другим именем. Но поскольку тот дневник закрыт для просмотра, оставлю эту вещь здесь.

Итак, название: Subject to change

Автор: -=Dru=-(Lady Scorpio)

Пейринг: Канда/Аллен

Рейтинг: NC-17

Дисклеймер: отказываюсь

Предупреждение: оос

Читать на свой страх и риск.

Размещение: предупреждайте, если берете.




Аллен стоит на четвереньках с разведенными в сторону ногами, упираясь локтями в матрац. Когда эта поза успела стать привычной? Он практически не возбужден – Канда никогда не разменивается на прелюдию. Даже не целует. Вот и сейчас он с убийственным спокойствием аккуратно вводит в Аллена палец, отчего юноша рефлекторно сжимается и вздрагивает.
- Не дергайся, Мояши. – голос Канды холоден. Как обычно. Аллен часто спрашивает себя, почему он до сих пор терпит подобное отношение.
«Надо что-то менять».
- Меня зовут Аллен, БаКанда, – голос хрипит и дрожит. Усилием воли он заставляет себя расслабиться.
Канда хмыкает и добавляет второй палец. Аллен закусывает губу и старается не дрожать. Брюнет с удовольствием наблюдает, как Уолкер неосознанно напрягает бицепсы и комкает простыни. А затем тихо стонет, когда Канда разводит пальцы как ножницы. И с хрипом выдыхает, когда рука мечника накрывает его член и начинает размеренное движение. А потом Канда сгибает пальцы и Аллен давится собственным всхлипом.
Брюнет продолжает растягивать его тремя пальцами, а Аллен думает, что все-таки он мазохист. Как иначе объяснить то, что происходит? Почему, раз за разом, он позволяет этому отмороженному ублюдку иметь себя в свое удовольствие?
«Надо что-то менять».
Мысль обрывается, когда Канда заменяет пальцы собственным членом. Аллен рвано дышит, пока головка проходит сквозь кольцо напряженных мышц и кусает большой палец здоровой руки. Канда медленно проталкивается до конца и замирает ненадолго, давая ему привыкнуть. Он смотрит на напряженную спину Аллена, на его худые бедра, и в очередной раз удивляется, почему этот несуразный надоедливый мальчишка возбуждает его до помутнения рассудка. Больше всего ему хочется заткнуть шпенделю рот и начать двигаться, быстро, резко… но что-то удерживает его от этого – странное, щемящее чувство в груди, которому Канда не знает названия. Поэтому он терпеливо ждет, когда Аллен сам легко подастся к нему навстречу и только потом начинает толкаться. Медленно. Постепенно наращивая амплитуду движений.
Аллен не может понять, почему он получает такое острое удовольствие от движений Канды в нем. Почему он возбуждается, стоит Канде случайно коснуться его или посмотреть пристально в глаза. Это неправильно, иррационально и возмутительно. Да и какой смысл в сексе с человеком, в чьей жизни ты не значишь ровным счетом ничего?
«Надо что-то менять».
Мысли мальчика путаются, потому что Канда раз за разом задевает чувствительную точку внутри, отчего по всему телу расходятся необычные болезненно-приятные ощущения. Уолкера ощутимо трясет. Он чувствует, что долго не продержится. Но, черт возьми, как же не хочется разрывать этот вынужденный контакт! Поэтому он осмеливается окликнуть мечника:
- Канда… Канда! Канда!!! Юууу… - голос срывается. – Остановись!
От звука собственного имени Канда дергается как от пощечины. Он резко выходит из разгоряченного тела Аллена.
- Что такое, Мояши? – голос брюнета абсолютно спокоен, но в нем проскальзывают нотки раздражения.
- Давай… по-другому, - Аллен теряется под пристальным взглядом своего партнера. – Я имею ввиду… - юноша переворачивается на спину и разводит колени в стороны. Канда видит в его глазах немую мольбу и что-то такое, отчего ему хочется опустить глаза. Задумавшись на секунду, он кивает и подхватывает Уолкера под колени. Аллен приподнимается навстречу Канде и закрывает глаза, когда тот снова толкается в него.
Брюнет задает сумасшедший темп, отчего Аллен забывает, как его зовут. Он сжимает пальцы в кулаки и кусает губы, чтобы не кричать. Канда чувствует, как напряжен мальчишка и, поддавшись внезапному порыву, начинает гладить впалый живот и бедра Аллена, затем находит ладонями соски и легонько сжимает их. От этих действий, таких приятных и таких неожиданных, Уолкер возвращается в реальность. На его лице отражается такая гремучая смесь из удивления, смущения и желания, что Канда усмехается. Мысленно.
«Надо что-то менять».
Несколько долгих мгновений Аллен всматривается в лицо брюнета, словно решаясь на что-то, а затем резко садится, вырывая у Канды громкий стон. Не давая ему опомниться, Аллен прижимается к нему всем телом и начинает целовать его шею, скулы, глаза… Канда безуспешно пытается отцепить от себя наглеца, но терпит неудачу. Он и сам не замечает, как его руки гладят худую алленову спину, ласкают ягодицы и притягивают еще ближе… А потом Уолкер несмело трется носом о гладкую щеку мечника, и от этого движения и Канда немного отодвигается, но только для того, чтобы найти губы уже успевшего расстроится Аллена.
Толчки становятся неритмичными, рваными, а напряжение в паху – нестерпимым. Аллен громко стонет в губы Канды и хочет дотронуться до своей ноющей плоти, но тот опережает его. Несколько резких движений – и Уолкер изливается себе на живот. Канда делает несколько глубоких толчков и кончает с гортанным стоном. Аллен падает на спину и утаскивает брюнета за собой.
… Когда Канда приходит в себя, то обнаруживает себя лежащим рядом с Алленом, задумчиво перебирающим его волосы. Мечник чувствует себя непривычно, ощущения переполняют его… и он не может понять, почему целует руку, которую схватил, чтобы оттолкнуть. Аллен выглядит донельзя счастливым и Канде совсем не хочется разрушать хрупкую гармонию момента, но….
- Мояши… - Аллен бесцеремонно закрывает его рот своей ладонью.
- Прежде ты скажешь очередную колкость… Канда… Тебе не кажется, что пора что-то менять? – Канда чувствует, что сердце мальчишки колотится как сумасшедшее. Он осторожно убирает ладонь от своего лица.
- Чего ты хочешь, Мояши? Моей любви? Хорошо. А ты не боишься, что если вдруг однажды ты захочешь уйти, я не смогу отпустить тебя?
Аллен долго молчит, прежде чем ответить.
- А ты не боишься, что я не смогу уйти, даже если ты захочешь?
Канда только хмыкает, а потом довольно бесцеремонно отодвигает Мояши в сторону, устраивается поудобнее и закрывает глаза. И тогда Аллен чувствует: что-то действительно изменилось.